Нужны ли врачам курсы первой помощи
15 апреля

Нужны ли врачам курсы первой помощи

Желание врача с дипломом отправиться на курсы первой помощи вызывает, чаще всего, недоумение окружающих. Одни думают, что врачу заняться нечем, другие же подозревают врача в отсутствии знаний и опыта.

Но в итоге каждый врач решает для себя сам, достаточно ли он подготовлен и хочет ли он уметь больше.

С чего все начиналось

Закончив 6 лет обучения в медицинском институте и получив дипломы, группа выпускников собралась отметить это радостное событие. Сидели долго, собралась приятная компания дипломированных специалистов, общие темы для разговоров. Был тихий, летний вечер… пока на глазах изумленной публики два автомобиля не столкнулись «лоб в лоб».

Все замолчали. Что делать?! Конечно, врач обязан оказать первую помощь, и статья уголовного кодекса об этом. Но с другой стороны, да кто узнает, что сидела группа врачей и не смогла помочь?! Однако, по удачному стечению обстоятельств, никто из водителей и пассажиров не пострадал. Видимо, скорость движения автомобилей была не большой. Но случившееся вызвало бурную дискуссию среди отдыхающих врачей.

Спустя несколько часов был подведен не утешительный итог. Во-первых, профессия врача накладывает свой груз ответственности. И в подобных ситуациях мы не только обязаны (по закону), но и должны (по совести) помочь. А иначе, зачем мы выбрали профессию врача. Во-вторых, N-ую степень неуверенности в своих знаниях и навыках никак не оправдывает недавнее окончание института. Спрашивается, чему же нас учили все эти 6 лет?! В-третьих, и это основное в данном вопросе, нас учили лечить, но не оказывать первую помощь. Мы держим в голове систему, по которой обследуем и лечим больных. Но системы оказания первой помощи в чрезвычайной ситуации, а в наше время это довольно обыденная вещь, в голове не оказалось. И на прощание, все дружно договорились о походе на курсы первой помощи.

Курсы первой помощи.

На следующий день, вся компания занялась поисками специализированных курсов через Интернет. Искали не просто курсы первой помощи, а курсы для врачей. Но, к большому сожалению, ничего интересного не оказалось. Отчаявшись найти что-то подходящее, уже собрались было бросить эту затею, как случайно попалась ссылка на сайт школы первой помощи.

Недоверчиво и скрупулезно мы стали изучать информацию на сайте. И глазам своим не верили. Мало того, что курсы были именно такими, как мы хотели, но ещё и под эгидой Красного Креста, и ведущие – спасатели МЧС. Можно ли было желать большего?! Довольные, проделанной работой, мы оставили свои координаты на сайте «Школы Первой Помощи» и отправились по домам.

На следующий день раздался телефонный звонок. И сотрудник школы подробно рассказал про курсы и ответил на все наши вопросы. После объявления стоимости, сомнений не было, что мы идем именно на эти курсы. Как это в рекламе говорят – дешевле, только даром!

Звали всех наших однокурсников. Но желающих, кроме нашей группы, не оказалось. Самые частые отговорки были: «Зачем мне это, я и так любую первую помощь окажу», «Чему можно за 2 дня научиться, если мы за 6 лет ничему не научились» и т.д.

Курсы шли 2 выходных дня с 10 утра и до 19 вечера. Много информации, но все так интересно, что никто не уставал. Каждый час перерыв 5-10 минут на чай. В середине дня обеденный перерыв на час.

Сами занятия шли в виде диалога. Это не было похоже на семинар или на лекцию, к которым мы так привыкли в институте. Это было нечто среднее. Рассказывали материал, при этом шло обсуждение только что услышанного, одновременно задавались вопросы и получали ответы. Было интересно. Конечно, не возможно рассказать обо всех интересных моментах, произошедшие за эти два дня. Но остановлюсь на нескольких, особо понравившихся, ситуациях. После окончания курсов я приводил эти примеры многим знакомым врачам и их ответы были весьма показательны.

Ситуация первая.

У пострадавшего артериальное кровотечение. Что делать? Первое, что я слышал от знакомых врачей, это вопрос «где». Все верно, в зависимости от места кровотечения и тактика будет разной. В качестве примера, берем верхнюю конечность, то есть руку. Услышав пояснения о верхней конечности, врачи радостно начинали рассказывать о тактике первой помощи. Как правило, все вспоминали, что нужно наложить жгут и даже помнили, что жгут должен быть наложен выше точки кровотечения. Лишь один врач собирался наложить тугую повязку. После объяснения, почему накладывать повязку нельзя, переходили к следующему вопросу. Вспомнив о жгуте, мы удачно его наложили выше точки ранения. Понятно, что если жгута нет, то подойдет любое заменяющее его средство, например ремень.

Что дальше? Ответ на этот вопрос также был практически единогласным – надо вызвать бригаду 03. Дальше начинается самое интересное. Вариант первый, когда мы в крупном мегаполисе, скорая приехала и забрала нашего пострадавшего. Все ли мы сделали правильно? Ничего не забыли? После короткой паузы следовал типичный ответ: «Мы забыли положить записку под жгут с указанием времени его наложения». Отличный ответ. Представим, зима, холодно и чрезвычайная ситуация, например теракт.

Пострадавших не один, и не два, а десятки. Мы положили записку под жгут, накрыли пострадавшего курткой и помахали платочком вслед бригаде скорой. А скорая привезла в ближайший стационар нашего пострадавшего, сдала на руки врача приемного отделения и уехала. А мы помним, что чрезвычайная ситуация и пострадавших много. И, конечно же, при большом количестве пострадавших первым делом проводится медицинская сортировка, чтобы определить, кому оказывать помощь немедленно, а кто может подождать.

Врач осматривает поступивших и видит, что наш пострадавший дышит, в сознании и вообще не плохо выглядит. А рядом лежит другой пострадавший, у которого на лбу шариковой ручкой написано слово ЖГУТ и время наложения жгута, которое уже подходит к концу. Что делает врач? Правильно, занимается больным со словом ЖГУТ на лбу, не подозревая или забыв, что сосед лежит с таким же жгутом под курткой.

Вариант второй, когда мы находимся в глухой деревне, в километрах 150 от Москвы и километрах в 30 от ближайшей станции скорой помощи. На дворе все та же зима, а у нас перед глазами лесоруб, получивший удар топора по своей верхней конечности. Понятно, мы наложили ему жгут и вызвали бригаду скорой, но сколько ждать её мы будем? Кстати, а сколько мы можем ждать? У некоторых из опрошенных врачей стали появляться воспоминания о том, что время наложения жгута летом и зимой отличаются. Но просьба назвать точное время привела к неожиданным результатам. Одни пытались наложить жгут на 5 часов летом, и 3 часа зимой. Другие же наоборот, предпочли бы 3 часа зимой и 1 час летом. Конечно же, время наложения жгута зимой меньше, чем летом и составляет 1 час зимой, и 2 часа летом.

Прошел час, а у нас зима, лесоруб и наложенный жгут. Что дальше? Почти все опрошенные врачи рекомендовали снять жгут, но были и такие, которые решили все же не снимать жгут, а просто ослабить. Стоит ли говорить, что у них это не вышло? Жгут, во всяком случае тот, который содержится в наших покупных аптечках, вместо того, чтобы ослабиться по инструкции, развязывается полностью.

Обсудив данную ситуацию, врачам был задан вопрос, не смущает ли их то, что мы сняли жгут. И самое интересное, что никого это не смущало. Врачи забыли, что бывает после длительного сдавливания конечности. Забыли, что после открытия жгута, наш пострадавший скончается от интоксикации до приезда скорой. Но выход из этой ситуации есть, его мы узнали в школе первой помощи.

Ситуация вторая.

Мы едем в метро и на наших глазах у человека случается эпилептический припадок. Что делать? Задав такой вопрос врачам, тут же был получен список лекарственных препаратов, которые необходимо ввести больному. Пришлось повторить, что мы в метро и у нас нет ни аптечки, ни каких то специфических препаратов, нет ничего. И как быть?

Одна врач в шутку сказала – берем вещи и тихо выходим на ближайшей станции под вопросительные возгласы очевидцев «есть ли врач в поезде». Другой врач предложил связаться с машинистом по рации. Каждый, наверное, видел, что в любом вагоне поезда есть переговорное устройство для связи с машинистом. Но не каждый видел его в действии. А в действии оно весьма занятно.

Как-то раз, сердобольной старушкой был замечен в вагоне человек, находящийся без сознания. По его виду можно было бы сказать, что отсутствие сознания вызвано N-ым количеством выпитого спиртного. Но сердобольную старушку это не остановило. И она попыталась вызвать машиниста и сообщить об увиденном. Все правильно, у старушки с советских времен осталась активная гражданская позиция. Сейчас, к сожалению, таких все меньше и меньше.

Старушка многократно нажимала на кнопку, пока по громкой связи раздалось какое то невнятное бормотание. Штука был в том, что машинист не слышал старушку, а старушка не слышала его. И знаете, как они смогли поговорить друг с другом? Машинист доехал до ближайшей станции, открыл двери и по громкой связи прорычал ТИШИНА. Пассажиры удивились и замолчали. Смешно было наблюдать, как входящие пассажиры удивлялись, почему весь вагон молчит. После возобновления тишины, машинист спокойным голосом продолжил – «А теперь говорите».

Это все к тому, что вариант с вызовом машиниста не самый лучший. К моменту связи с машинистом эпилептический припадок уже может закончиться. Но, возвращаясь к нашей теме, что же мы будем делать?

Врачи, осознав, что никаких лекарственных препаратов они с собой не носят, стали предлагать варианты. Было высказано предложение накинуться на пострадавшего сверху и прижать его к полу. Получится? Если врач весит 120 кг., а пострадавший ребенок 60 кг., то может получиться. Но не сломаем ли мы ребенку парочку ребер в такой ситуации?! А если врач весит 80 кг (откуда больше взять при таких то зарплатах), а пострадавший все 100 кг, тогда что? Было решено на пострадавшего не прыгать и ребра ему не ломать, но попытаться придерживать голову, чтобы он её не разбил. И это правильный ответ, и было бы достаточно, если бы врачи тут же не стали предлагать дополнительные варианты помощи: металлическую ложку между зубов, чтобы не откусил язык и приколоть язык булавкой к губе, чтобы язык не запал и пострадавший не задохнулся.

Напомню, что эпилептический припадок состоит из двух стадий. Первая стадия начинается с гипертонуса всех мышц организма. А язык, стоит напомнить, тоже мышца. Представьте, все мышцы очень сильно напряжены, как думаете, в такой ситуации язык может запасть? Сомнительно, правда? Стоит сказать ещё про ложку между зубов. Какая самая сильная мышца организма? Правильно, жевательная, которая при эпилептическом припадке также находится в стадии гипертонуса. Сомнительно, что пострадавший сможет откусить язык, который является мышцей в состоянии гипертонуса, но зубы об металлическую ложку выбьет точно. Поэтому достаточно лишь придерживать голову и дождаться начала второй стадии, когда все мышцы будут в стадии гипер расслабления. И только тогда повернуть пострадавшего на бок. Вы спросите, как человек с весом 80 кг сможет перевернуть пострадавшего весом 120 кг? Легко! В школе первой помощи вас научат как переворачивать пострадавших любой весовой категории в восстановительное положение одним движением руки.

Ситуационные игры.

Хотелось бы ещё несколько слов сказать о ситуационных играх, разработанных школой первой помощи. Казалось бы, во что там играть. Но поверьте, есть во что. Это нечто удивительное и необъяснимое. Группа делится на две части. Одна часть выполняет роль спасателей, оказывающих первую медицинскую помощь. Вторая часть выполняет роль пострадавших. После отработки ситуации, команды меняются ролями.

Группа спасателей выходит за пределы игрового зала. В то время, пока в игровом зале моделируется чрезвычайная ситуация, группа спасателей обсуждает возможную тактику. Всем весело и интересно. В это время, с группой пострадавших проводится инструктаж. Им подробно рассказывается, в каком они состоянии прибывают, кто и что должен говорить и кто что должен делать. После всех организационных моментов в игровой зал приглашается группа спасателей.

Переступив порог игрового зала, с шутками и смехом, мы натыкаемся на чрезвычайную ситуацию и крики о помощи. Надо было видеть, как с лиц спасателей мгновенно исчезает улыбка и в глазах появляется ужас. Да, умом понимаешь, что это игра и ничего страшного не произошло. Но это понимание где-то в глубине души и никак не помогает спасателям.

Появляется спектр уникальных ощущений. Во-первых, возникает ощущение паники и стресса. Давление поднимается, сердце стучит, и не знаешь, что делать. Это при том, что два дня теоретической подготовки почти позади. Спасатели бросаются спасать, то одного, то другого. А эффективность стремится к нулю. Во-вторых, возникает эффект, когда видишь только то, что перед тобой. Это сложно объяснить, но если представить, что в один момент отключается боковое зрение и все в тумане, то это приблизительно будет напоминать то, что происходило с нами. Такой эффект был отмечен всеми «спасателями».

Неоднократно, мы видели только тех пострадавших, которые находились ровно перед нами и не замечали тех, кто лежал в стороне. В-третьих, мы по несколько раз подбегали по очереди к одному и тому же пострадавшего, и начинали заново его спасать. И не важно, что этому пострадавшему уже трижды была оказана первая помощь другими спасателями. А все потому, что возникает ещё один удивительный эффект. Вроде бы в зале не так громко. И при обычной ситуации можно было бы спокойно разговаривать с каждым из присутствующих. Но в чрезвычайной ситуации все меняется. Вроде бы и слышны чьи то голоса, но не понятно о чем они говорят. И все звуки ощущаются на одном уровне. И только настойчивые громкие выкрики в адрес спасателя могли быть им услышаны.

Оказывается, что подобные ощущения испытывали не только мы. Но и любой другой профессиональный спасатель. Единственная разница, что профессиональный спасатель быстрее справляется с этим состоянием. Как? Вы об этом узнаете в школе первой помощи. Скорее даже не узнаете, а почувствуете.

Что же касается спасения пострадавших… Мы спасли всех! Но только с четвертого раза.

В заключении.

Конечно, это только малая часть того, о чем хотелось бы рассказать. Стоило бы ещё рассказать об учебных манекенах, о том, как дипломированные врачи ломали им ребра в процессе сердечно-легочной реанимации. А может и о том, как пытались спасать поперхнувшегося грудного ребенка. Но это все вы увидите и попробуете сами, когда посетите школу первой помощи.

Кто-то, быть может, прочитав эту статью, подумает, что это реклама школы первой помощи. И будете отчасти правы.

Мы, окончившие курсы в школе первой помощи, рассказываем о них всем. Сидя в зале на профессиональной конференции или у своего парикмахера, заправляя бензином свой автомобиль или покупая в магазине хлеб. Мы действительно считаем, что такие курсы должен пройти каждый.

И, может быть, не каждый захочет спасать постороннего, но каждый будет спасать своего родного и близкого человека.

Что касается врачей, то теперь мы уверены, что ни один врач (может только реаниматологи) не сможет оказать первую помощь в чрезвычайной ситуации. По многим причинам. Хотя бы даже из-за этих психологических эффектов. И не один медицинский институт не связывает все знания и навыки по оказанию первой помощи в единую четкую систему, как это делают в школе первой помощи. Поэтому, мы всем очень рекомендуем пройти этот курс, а врачам в первую очередь.

Нужны ли врачам курсы первой помощи

Нужны ли врачам курсы первой помощи

Нужны ли врачам курсы первой помощи

Нужны ли врачам курсы первой помощи

Нужны ли врачам курсы первой помощи

Нужны ли врачам курсы первой помощи

Нужны ли врачам курсы первой помощи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.